proza_il


Пусть каждый верит в то, что говорит.

Не осуждайте их напрасно.


Previous Entry Share Next Entry
Как я стал израильтянином. ч.5
alykel_hater wrote in proza_il

5. Первый дом на родине.

Еще живя в гостинице мы съездили в гости к подружке шурина в Лод, где старожилы, прожившие в Израиле около трех месяцев немного просветили нас как и что делать. Оказалось что все квартирные сделки необходимо оформлять письменно непосредственно с хозяевами квартиры и, желательно, в присутствии адвоката. Была рассказано еще много ценных советов, которые со временем уже и позабылись, а тогда были проглочены нами и записаны на подкорку. И еще одно впечатление от поездки в Лод – на обратном пути в автобусе я впервые увидел пейсатого мальчика. Его пейсы были пушисты и напоминали уменьшенный вариант кошачьего хвоста. Первое впечатление – шок и мысль что ребенок чем-то болен. Только потом нам показали ортодоксальных иудеев и объяснили их нормальный внешний вид. Но тогда я чуть не стал заикой. Это еще раз показывает то, насколько неподготовленными мы приехали в страну.

В день переселения мы посетили квартиру наших новых квартирных хозяев – пожилую пару румынских евреев – Эрику и Шауля. Там, в присутствии адвоката подписали договор на аренду квартиры по улице Бейт Шамай 4 в городе Рамат аШарон. Хозяйка очень долго просила нас соблюдать чистоту в квартире и следить за санитарией. В качестве подарка она преподнесла нам целый пакет моющих и чистящих средств для ухода за полом и ванной. Деньги были уплачены вперед за три месяца. И мы остались практически «на нулях».

Въехали в новую, совершенно пустую, квартиру под вечер, перетащив наши вещи от «крестников» Марка. Там же позаимствовали «переходящий» матрас от двуспальной кровати, который Марк дал нам на первое время. И все равно нас мучил вопрос – ну и как же мы будем спать на этом голом каменном полу. Ведь вшестером на даже на таком большом матрасе мы бы не поместились.

Дальше было чудо. Наш маклер позвонил по интеркому (переговорному устройству на входной двери в подъезд) во все квартиры и сказал нашим новым соседям, что в их дом поселись новые репатрианты. Что тут началось! Наша дверь в квартиру не закрывалась. Одни за другими к нам заходили люди, знакомились, спрашивали, что нам надо, видя, что нам надо все или сами приносили вещи, или приглашали нас, что б мы принесли себе сами. Кто-то съездил в супермаркет и купил нам наш первый ужин – какие-то продукты, что б мы смогли приготовить себе покушать.

Первую ночь мы провели на матрасах, а у наших детей уже было по персональной кроватке. А утром чудеса продолжились. Зазвонил телефон и женщина, представившаяся Галей, сказала, что «у ее друга Чарли есть магазин, где он имеет то, что нам сейчас надо». И они готовы заехать за нами прямо сейчас. И платить в этом магазине не надо – только за грузовик, т.к. у Чарли своего грузовика нет и приходится нанимать его на стороне.

Галя оказалось женщиной в годах, которая родилась в Харбине и никогда не бывавшей в России. Но по-русски она говорила достаточно хорошо и горела желанием помогать своим соотечественникам. Чарли выглядел как настоящий израильтянин – в сандалиях, майке джинсовых шортах, которые еще помнили Бен-Гуриона. Однако затрапезный вид не помешал ему устроить магазин на одной из центральных улиц Рамат аШарона куда обеспеченные граждане (а Рамат аШарон – один из самых зажиточных израильских городов) сдавали ненужные им вещи. Там за пол дня мы обзавелись – тремя спальными гарнитурами, мягкой мебелью в салон, кухонным столом со стульями, полками, одежными шкафами, посудой и прочей мелочью. В конце погрузки всего этого в грузовик в магазин зашли пара пенсионеров и предложили проехать к ним забрать холодильник. Они себе купили новый и старый им мешал. Этот «старый» холодильник отработал у меня потом еще 5 лет без ремонта и был подарен дальше.

Когда мы с шурином привезли в квартиру целый грузовик скарба наши женщины просто этому не поверили.

Потом нам долго еще приносили большие мешки с одеждой, ношенной, но не заношенной. Ходить на работу и отправлять детей в садик было в чем.

Так как детский сад начинал работу только с сентября, а нам надо было идти учиться языку, муниципалитет нанял для наших детей няньку (такую же репатриантку), которая сидела с ними пока мы учили язык.

Наше счастье заключалось в том, что мы попали в город, где жили обеспеченные люди и практически не было таких как мы олим, которым надо было помогать (а помогать репатриантам тогда – было очень почетно). Мы просто чувствовали вокруг себя заботу которой нас окружали жители города.


?

Log in