proza_il


Пусть каждый верит в то, что говорит.

Не осуждайте их напрасно.


Previous Entry Share Next Entry
Как я стал израильтянином. ч.4
alykel_hater wrote in proza_il

4. Первые дни.

В здании аэропорта все прилетевшие репатрианты помещались с отдельное помещение, где они проходили свои первые бюрократические процедуры на земле обетованной. Во-первых там всем выдавался первый документ – Теудат оле» (удостоверение репатрианта). Выдавался он один на всю семью, выписываясь на главу. В него, кроме всего прочего вписывались и получаемые нами в виде помощи денежные средства. Их выдавали в соседней комнатке – часть наличными, часть банковским чеком. На лето 91 года для нашей семью было выдано что-то около тысячи шекелей наличкой и около 4-х тысяч чеком. Курс доллара тогда был что-то около 2-40 шек. за доллар.

Мужчин, в возрасте от 18 до 45 лет приглашали зайти в отдельную комнатку,

где представитель разведки предлагал нам рассказать знаем ли мы какие-нибудь военные тайны или какую-либо информацию об угрозе государству Израиль.

Оттуда же можно было позвонить по бесплатному телефону всем своим знакомым и друзьям в Израиле и посреди ночи обрадовать их сообщением о то, что ты прибыл!

Про бесплатные печения и кофе, комнату отдыха для детей и медпункт говорить как-то сейчас и не актуально – сейчас многие привыкли к такому минимальному сервису. А тогда это казалось чем-то из разряда «СУПЕР».

Перед отлетом до нас доходил слухи о том, что прямо в аэропорту, до прохождения паспортного контроля подходят люди и предлагают переехать на жительство в ЮАР. Тогда там было благостное время аппартеида и требовался приток белых лиц. Но к нам никто не подходил. Да и заранее, на совете мы решили, что сразу никуда не поедем, а сначала осмотримся «что к чему».

В Израиле на тот момент самыми близкими людьми для нас были семья знакомой моего шурина. Мы знали, что они живут в городе Лод (это там где аэропорт) и нам советовали никуда из центра страны не уезжать. Поэтому когда нас спросили в транспортном бюро – где мы решили остановиться и куда нам выписать билет на такси (а всем приехавшим полагалось бесплатное такси в любую точку страны) мы сказали что хотим поселиться в гостинице в Лоде. Долго спорили с нами, пытались объяснить, что в Лоде нет гостиниц (Как это – в городе нет гостиницы?!), предлагали поехать на север в кибуц, на юг в Эйлат… Но мы согласились максимум на гостиницу в Тель-Авиве. Дали нам, с большой неохотой, направление в тель-авивский отель и погрузили в микроавтобус. Время было уже часов 5-6 утра, самая короткая ночь года закончилась, рассвело и наш смуглый возница повез нас в наше первое путешествие по нашей новой стране. По пути он решил съехать с трассы в тот самый Лод -–смениться и передать такси своему сменщику. Вид годка Лод подействовал шокирующе – никакой европейской цивилизации, грязные кварталы, смуглое население. Если бы мы ехали в Тель Авив по скоростной трассе №1 то впечатления были бы получше, но и в главный город Израиля мы въехали с южной его части, по обычным, не скоростным дорогам. Вид южного Тель Авива сразил нас и я в шоке заснул. А все остальные, выспавшиеся в самолете, наблюдали пейзажи промзон, кварталов нищеты и прочих НЕ достопримечательностей.

Выгрузили нас на самом севере города в отеле «Цидон», на одноименной улице (Это на самом слиянии улиц Бен-Йегуда и аЯркон). Гостиница тогда специализировалась на приеме репатриантов и нам оформили номер сроком на 3 дня по очень льготному тарифу – изъяв практически половину наличных денег, полученных в аэропорту.

Хорошо, хоть вид северного Тель Авива нас немного успокоил, своей аккуратностью и цивилизованностью. В холле отеля мы прочитали объявление, что в отеле МАРИНА на ул. аЯркон работает бюро помощи новым репатриантам. Мы с шурином отправились туда. Идти пешком было не далеко – как раз с километр по набережной. В бюро сидели плохо говорящие по-русски старички и предлагали отправиться на Север страны в кибуцы. Но в момент нашего прихода (о, слава тебе Господи!!!) там крутился квартирный маклер по имени Марк и по фамилии Галь. Он быстро взял нас в обиход и предложил поехать в Рамат аШарон. Мы, ученые, сначала глянули где это на карте. Оказалось совсем не далеко от Тель Авива.

Марк, говорящий по-русски с сильным акцентом, сказал, что у него есть отличный вариант – поселить несколько семей в одну пустующую виллу. Собрав всех кандидатов на поселение из нашей гостиницы и погрузив в свой новенький Фиат (типа Пирожок/Каблучек/Пикап) мы поехали смотреть виллу. План у маклера был простой – сдавалась трехэтажная вилла, где-то тысячи за 2 долларов в месяц. Туда он хотел заселить 6 семей (по количеству комнат, пригодных под спальни). Вместе с нашими двумя семьями были еще – два русских парня, полууголовного вида, пара из Одессы – он «никакой» зато она – бойкая крашеная блондинка, разнополая пара «художников» из США – таких которые носят одинаковые прически и курят анашу. Т.е. компания собиралась еще та. Ума хватило отказаться сразу, объяснив, что это не для нас. Тогда он пообещал заехать за нами позже и показать более приемлемый вариант. А меня с шурином те ребята, что ездили смотреть с нами квартиру, пригласили посмотреть свою, из которой, как они сказали «им надо на время пропасть». Квартира располагалась в районе центральной автобусной станции Тель-Авива. Кто имеет понятие знает, что это самое грязное, поганейшее место мегаполиса, славящееся тем, что там собираются самые отбросы общества и располагаются самые дешевые публичные дома. Но для нас (мы ж первый день в стране) было характеризовано как «тут проезжают все автобусные маршруты города. Можно купить дешевые фрукты и найти работу недалеко от дома». И вправду – на первом этаже двухэтажного здания располагалась мастерская по ремонту чего то железного. Квартира запомнилась ванной совершенно черного цвета. При чем это не цвет эмали, а цвет въевшейся в нее грязи. Сама квартира была не чище. Две или три малюсенькие комнаты, захламленные разным мусором с раскиданными везде географическими картами мира и конвертами почтовыми конвертами из ЮАР, Канады и других стран. Оказывается эти бойцы уже успели побывать в США, откуда были почему-то интернированы и сейчас прилагали усилия по «попаданию» или на юг Африки или в другую страну. Израиль им категорически не нравился. Просили они за свои «хоромы» по 400 долларов в месяц, им, за полгода вперед. Слава богу хватило тогда ума понять что этот вариант не для нас, что нас хотели просто «кинуть».

В тот же день, или на следующий, Марк свозил нас куда обещал – сдавалась квартира с тремя спальнями, салоном, двумя санузлами в многоэтажном доме в котором на первом этаже висело зеркало и росли цветы в кадках. После увиденного нами в районе центральной автобусной станции дом нам радикально понравился. И квартира была на две семьи и стоила всего 600 долларов в месяц и находилась в симпатичном месте. Единственный минус который был – квартира сдавалась без всякой мебели, кроме капитальных шкафов на кухне и требовалось время что б из нее выехала жившая там семья. Первую проблему Марк сам вызвался нам помочь, сказав – что-нибудь устроим. Вторую пытался решить за наш счет – предложив пожить еще в гостинице. Но платить гостинице еще было накладно и как то не хотелось. Надо заметить, что принцип оплаты услуг маклера был такой – он получал с арендатора квартиры ставку месячной арендной платы. И терять 600 долларов ему не особенно хотелось. Поэтому мы достаточно нагло сказали маклеру – ты сам решай где мы будем жить до того как вселимся в новую квартиру. Поэтому по истечению оплаченного срока в гостинице мы переселились в трехкомнатную квартиру Марка, где уже жили его беременная жена и старший сын. Плюс въехало нас шестеро и щенок шотландской овчарки. Свои вещи мы бросили где-то у таких же «русских», которым Марк еще раньше сдал квартиру.

Режим дня пока мы жили у Марка был строгим – подъем в 7 утра, погрузка на автомобиль и выезд в «красивое место на море». Этим местом Марк нам определил парк Независимости в Тель-Авиве между отелями Hilton и Carlton. До сих пор я помню то дерево, под которым мы сидели в течении всего дня, иногда спускаясь к морю искупаться, сходить купить себе попить-покушать в кафе или съездить на рынок за фруктами. Не думаю, что надо говорить о том, что в течении этого сидения под деревом мы жестоко обгорели. Приезжал за нами Марк вечером, часов в 7.

Однажды вечером Марк пригласил нас, как он сказал «на свадьбу» к старшему сыну в сельскохозяйственную школу, где тот учился. Другого слова по-русски он подобрать не смог и поэтому всю дорогу мы терялись в догадках – что ж там на самом деле будет. Оказалось мы посетили выпускной вечер в этой школе. Это был наш первый выход « в свет».

Вечерами, по возвращению «с пляжа» домой мы получали вкусный ужин и все вместе смотрели телевизор. Спать ложились кто где помещался – на всех кроватях, кушетка, креслах и на полу. Так продолжалось дня три или четыре, пока наконец не освободилась наша квартира.


?

Log in